Путешествие к верхушке маяка

или сказания Когтевранцев о теплом свете

– Почему ты здесь сидишь? – спросил голубоглазый черноволосый мальчишка в оранжево-желтом свитере.

– Потому что здесь мне спокойно, – ответила рыжеволосая девчушка, нахмурив носик так, что все ее веснушки

будто собрались в одну точку.

– Как может быть спокойно, если ты здесь одна?

– А мне спокойно. Никого не хочу видеть.

– Почему?                 

– Потому что все отвернулись от меня. Все мои друзья.

А еще, потому что я получила двойку.

– Ну какие же это друзья, если они от тебя отвернулись?

мальчик нахмурил брови.

– Мои друзья, самые настоящие.

 Но если они от тебя отказались, значит это были временные друзья?

–  Да какая разница? Лучше уж такие, чем совсем никаких,

еще и с двойкой. Для них я теперь скучная двоечница.

–  Двойка – это мелочи. И никакая ты не скучная.

–  Ты меня видишь первый раз в жизни. Как ты можешь знать,

что я не скучная?

–  Давай проверим. – Мальчишка взял ее за руку, потянул за собой, затем закрыл глаза девочки ладонями и, повернув её в сторону скалы, снова открыл.

Скажи мне, что ты видишь? - Девочка зажмурилась.

Теплый свет.

– А знаешь, что это за свет? Это свет от башен замка. И если ты видишь этот свет, если ты его чувствуешь, значит ты совершенно

не скучная. А если ты пойдешь прямо на него, прямо в эту башню,

ты увидишь, что друзей у тебя гораздо больше, чем ты думаешь.

 

И они пошли в сторону мягкого света из окон башен Замка.

 

Если есть на свете что-либо надежное, так это свет маяка.

Или та часть истории, где теряется все, а находится абсолютно все.

У близких душ единые поля.

И маяки едины, и моря.

Раздается телефонный звонок.

Сынок, что делаешь? – слышится голос мамы в трубке.

Пишу Рождественские письма, – отвечает молодой человек -

к слову, «сынку» уже немного за 15, или за 20, или даже за 25,

возможно, он и не один такой «сынок». Но это совершенно не важно.

Электронные что ли? Не рановато?
Нет, от руки пишу, обычные, бумажные.

Сто лет не видела, чтобы молодежь письма от руки писала.

Не в 21 веке, определенно! – посмеялась мама.

 

А ведь многие нас не понимают. Но вот я стою перед множеством людей, в мантиях с бордовыми, желтыми, голубыми и зелеными эмблемами. И в этот момент мне абсолютно не важно, какая эмблема на мне, да и есть ли она вообще, не важно – стоит передо мной выпускник или студент, какой у него возраст – застал темную эпоху или вошел в этот мир от силы неделю назад, достаточно того, что я его просто вижу. Я в каждом из них вижу свое отражение.

И я точно также знаю, что каждый из них видит такое же отражение во мне. Не знаю, почему. Но это удивительная, волшебная связь.

И от этого мне невероятно спокойно.

 

Нарисуйте картинку, которая ассоциируется у вас с Хогвартсом. 

– большими буквами было написано на доске в кабинете этики

и эстетики. Прочитав это задание, Когтевранка, не долго думая, нарисовала во всю страничку сердечко.

– Эми, а если следующее задание будет нарисовать картинку про любовь, ты нарисуешь замок?

– Конечно нет.

– Как это так? Ведь замок ассоциируется у тебя с любовь.

– Не замок, мисс Паф, а Хогвартс.

– То есть ты нарисуешь Хогвартс?

– Хогвартс невозможно нарисовать. Потому что это не только замок. Хогвартс – это люди, много людей, это слова и большие идеи, это дом, в который хочется возвращаться снова и снова – список можно продолжать бесконечно. И любовь – это не такое уж большое слово, чтобы охарактеризовать его. Но любовь нас объединяет. Всех нас. Любовь к предметам, друг к другу, любовь к замку, она делает нас единомышленниками и помогает всем двигаться в одном направлении. Где бы мы ни были, эта любовь невидимой нитью прокладывает нам правильный путь. Путь доброго волшебства.

 

Любовь — над бурей поднятый маяк, не меркнущий во мраке

и тумане, Любовь — звезда, которою моряк определяет место в океане.

Привет! – улыбнулась зеленоглазая девочка, наблюдая,

как девочка в синем протянула собаке, случайно забежавшей

в замок, сохраненный с обеда кусок пирога. Собака довольно завиляла хвостом и, с благодарностью посмотрев своими большими глазами в глаза девочки в синей мантии, принялась уплетать доставшееся ей угощение.

– Надо бы отвести ее в хижину у леса, чтобы не плутала, там она будет в тепле и уюте, – пробубнила под нос девочка в синем. – Привет! – улыбнулась она приятельнице.

– Послушай, на прошлой неделе ты помогла моему брату добраться до башни, хотела сказать тебе спасибо, обычно старшекурсники вроде нас с тобой редко помогают малышам. – Сказала зеленоглазая девочка.

– Ну, зачем же так категорично к старшекурсникам. Кто-то помогает, а кто-то нет. Тут нет неправых. Просто у кого-то есть время

и желание помочь, а у кого-то нет. У меня вот есть.

– Хм, ну может ты и права. Пойдем, я провожу с тобой твою новую подружку.

По пути к хижине они шли и разговаривали о всяком. И зеленоглазая девочка очень удивлялась, насколько девочка в синем откровенно рассказывает о себе и насколько доверяет человеку, которого видит от силы третий раз в жизни. Для нее это было немыслимо, непонятно, и совершенно недопустимо. По пути они встретили ровесника Тома. Он сокрушался, что потерял свой единственный юбилейный значок с праздника основания, который он так хотел передать родителям.

– Если хочешь, возьми мой, – сказала девочка в синем.

– Разве он тебе не нужен? – удивился Том.

– Почему же не нужен? Нужен, раз с его помощью я могу так легко тебе помочь и поднять настроение. – Девочка подмигнула Тому

и улыбнулась.

Гуляя втроем, спутники все больше и больше узнавали о девочке 

в синем, слушая ее рассказы, удивляясь ее неподдельной искренности. А потом к ним присоединилось еще два старшекурсника. Непонятно почему и что именно, но в этот момент что-то тянуло всех этих людей к девочке в синем.

Закончив учебу, все они оказались в разных местах. Кто-то был обижен на школу, кому-то очень хотелось построить что-то

за ее пределами, а кто-то просто ушел в домашнее хозяйство.

– Эй, ну что ты, ну-ка давай ешь! Совсем разбаловалась, уже индейку не кушаешь, окорок ей подавай. – строгим взглядом смотрела преподавательница в синем в благодарные глаза пожилой собаки. – Ну, не смотри на меня так. Завтра принесу окорок, обещаю, – девушка потрепала собаку по голове, в то время как та, услышав долгожданное обещание, накинулась на индейку.

Да, да... – уныло улыбнулась профессор в синем. С годами она не стала злее или скрытнее, вовсе нет. Но мысли о том, а правильно ли она делала всегда, помогая другим, то и дело появлялись в ее голове. Почему? Потому что вы читаете историю про обычную девушку, а не про идеальную модель человека. Она много раз думала о том, что в этом большом замке она словно одна вот уже много лет. Люди вокруг нее все время меняются, они движутся нескончаемым круговоротом, когда она тратит на них свою энергию, и все они в итоге покидают это место….

– Но все равно возвращаются на твой свет. – Девушка резко обернулась на голос Тома.

– Я еще в школьные годы просила не читать мои мысли.

– С Днем Рождения! – она оглянулась на звук и увидела пятерых молодых людей с разноцветными шариками и сладостями, которые бежали к ней по дорожке, по которой они гуляли много лет назад.

– Вы с ума посходили! – воскликнула профессор в синем. – Ты же

в Швеции! А ты вообще уехал практиковать колдомедицину на Восток! А у тебя же пятеро малюток! А у тебя 6 собак во Франции!

Да откуда вы все тут?

– Тебя невозможно просто так надолго оставить.

– Я слышал, что ты потеряла наш выпускной значок? – Том подошел к ней вплотную и прикрепил значок на шарф, в очередной раз утонув в свете её тёплых добрых глазах. – Возьми мой.

– Разве он тебе не нужен?

– Как это не нужен? Очень нужен, ведь это неправильно,

когда профессор ходит без значка. – Том взял её за руку,

а затем зеленоглазую девушку и всех, кто был тогда с ними рядом. Держась друг за друга, они снова отправились гулять

по солнечной аллее.

 

Маяки не бегают по всему острову, выискивая, кого бы спасти,

они просто светят. Неси свой свет — его ждут.

«Ты напоминаешь одного человека из старой сказки. Он был очень одинок, и его дом развалился. Однажды этот человек набрел на заброшенную башенку и решил там остаться. Нарубил дров, развел огонь в очаге, чтобы приготовить себе ужин. Но оказалось,

что это не просто башенка, а маяк. Человек случайно зажег его, и к нему начали стекаться корабли. Вот как бывает.»

Как это было на самом деле? Никто не знает, возможно, и не узнает никогда. Знал ли человек, что сделал сам себе уголок волшебства, что в тот самый момент создает для сотни людей целую вселенную, целый мир со своими законами и порядками, со своими историями – смешными и грустными, со своей душой, такой прекрасной и всеобъемлющей? Скорее всего нет, ведь всегда, когда ты делаешь первый шаг, редко видишь ту самую тысячу миль, которую ты им начал. Сегодня мы говорим «спасибо» с одной стороны вслепую, а с другой стороны отчетливо видя результат.

Наш маяк – это не символ одиночества.

Наш маяк – это наш Хогвартс. Это наш свет.

 
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now